Всё, что вы хотели узнать о первом ВИА Советского Союза – из первых уст

Фото: www.nnews.nnov.ru

Полвека назад их вполне официально называли «советским битлами». Особым вокальным обаянием «Поющие гитары» славятся до сих пор, оправдывая свое название.
24 мая легендарный коллектив дает один концерт в Нижнем Новгороде, во Дворце культуры автозавода. Начало в 19.00. 6+.
Корреспондент «НН» созвонилась с гитаристом, вокалистом ансамбля Владимиром Васильевым, расспросила его о славном прошлом и светлом настоящем знаменитого ансамбля.

Это была эпоха открытий…
- Шестидесятые годы. Ленинград. Вы – школьник, и на ваших глазах рождаются первые ВИА. Как всё начиналось? Пожалуйста, воскресите для читателей события и приметы тех лет: улицы, вывески и дома, еду и напитки, одежду и прически, места досуга, звучащую музыку, недавние студенческие волнения в Европе и битлов… Что долетало до вашего «окноевропейского» города, как воспринималось?
- Когда я еще учился в школе, впервые попал на концерт «Поющих гитар». В январе шестьдесят седьмого года они в течение десяти дней играли на новогодних елках в Таврическом дворце. Туда, конечно, было не попасть, никто толком не знал, что такое «Поющие гитары», и вообще все происходящее было окутано ореолом таинственности. Тем не менее, мне повезло: я попал на «Поющие гитары» и прекрасно помню свое полуобморочное, в хорошем смысле, состояние.


К музыке тогда я уже имел некоторое отношение: с малых лет учился играть на трубе, в 1965 году закончил музыкальную школу, и как раз года с шестьдесят пятого начал играть в  школьном ансамбле, который почему-то назывался «Тени». Мы, девятиклассники и десятиклассники, играли там всякие песни, начиная от «Я черную розу, эмблему печали В тот памятный вечер тебе преподнес»  до «Отшумело, отзвенело бабье лето» и «Виновата ли я». Представляете, на школьных вечерах, посвященных Восьмому марта, Дню Красной армии мы пели такие песни! Зато в конце программы в качестве, как сейчас говорят, бонуса - эдакой приятной неожиданности - мы исполняли что-то из репертуара ансамбля «Битлз», типа «Гёл», «Мишел», и эту, малоизвестную тогда музыку, называли «медленный фокстрот». Пели на английском… на псевдоанглийском, потому что в те годы слова  англоязычных песен достать было практически невозможно. То есть это существовало где-то, за семью печатями, у каких-то редких счастливцев, кому повезло стать обладателем иностранных журналов типа Melody Maker или Mercey Beat, которые привозили из Польши и Чехословакии. И – да, там печатали слова песен ансамбля The Beatles, настоящие английские слова. Но так как раздобыть это было крайне сложно, все пели «как слышали», и тут уже было все равно, на английском написана песня, на монгольском ли, главное – что она звучала в принципе и исполнялась с огромным энтузиазмом.
Тогда же была выработана «формула успеха», которая звучала так: если ты играешь на гитаре, а при этом еще и поешь, да еще и на английском – все девчонки твои! С годами мы поняли, что это – правда (смеется).
Это была эпоха открытий. В шестьдесят первом появился фильм «Человек-амфибия» с песней «Нам бы, нам бы, нам бы, нам бы всем на дно». В этом же году в Ленинграде открылся кинотеатр «Кинематограф», где показывали американские и трофейные немецкие фильмы: «Серенада Солнечной долины», «Индийская гробница», «Девушка моей мечты», наше кино из Госфильмофонда. Я прекрасно помню мамин проигрыватель пластинок с тяжелой крышкой, открывающейся кверху. Мы ставили на вертушку самодельные пластинки – круг рентгеновской пленки, на которой были запечатлены части какого-нибудь  человеческого скелета – и слушали так называемый «рок на костях». У старших товарищей мы приобретали эти пленки по пятьдесят копеек штука.
Слышимость в нашей коммунальной квартире была что надо, и я помню свое шоковое состояние, когда у соседей появился катушечный магнитофон «Комета» с записями в комплекте. Через стену мы вникали в божественную Only you, и в «Шестнадцать тонн, так много руды», и узнали еще одну сногсшибательную мелодию – Литтл Ричард пел  Long Tall Sally. Многие кривились и говорили: «И  чего они орут какими страшными голосами!». Голоса, действительно, были по тем временам непривычные своей форсированностью… и какой-то особой свободой. А общепризнанно красивыми голосами – спокойными, «официальными» - пели Гелена Великанова, Майя Кристалинская, Владимир Трошин, многие другие. Именно они и звучали по радио… а телевизоров тогда практически ни у кого не было.
В старших классах, то есть в середине шестидесятых, мы уже слушали на пленке ансамбль «Битлз», еще не имея понятия ни о Ленонне, ни о Маккартни. Впрочем, была возможность посмотреть на них. Мы экономили на завтраках; потом старшеклассники за 15-20 копеек в мужском туалете давали посмотреть фотографии, перепечатанные из зарубежных журналов. Так мы впервые увидели четырех парней в костюмах, с галстуками, с гитарами, которые пели так нравившиеся нам песни на английском языке, и которые нам тоже хотелось исполнять. Уверяю вас: завораживающий для того времени звук электрогитар, возбуждающий ритм были совершенно в диковинку для всего Советского Союза.
С оглядкой на битлов
  - Как возникли «Поющие гитары»? Откуда всё началось?


-  Всё началось, наверное, с того, что Анатолий  Николаевич Васильев, один из сооснователей «Поющих гитар», до шестьдесят шестого года играл на гитаре в ансамбле «Дружба», аккомпанируя Эдите Пьехе. У «Дружбы» имелся свой уклад и художественный образ: там была солистка-женщина Эдита Станиславовна, ей помогал вокальный ансамбль «Дружба» и всем им аккомпанировал инструментальный ансамбль – барабаны, гитара, рояль, за которым сидел Александр Александрович Броневицкий. Но в те годы мы узнали «Битлз»: дело в том, что они  и пели, и играли одновременно, и это была совершенно новая для нас форма самовыражения. Это, конечно, очень сподвигло Анатолия Николаевича. Последней каплей стало посещение концерта Марино Марини. Увидев воочию, как одни и те же люди и поют и играют, он подумал: а не пора и попробовать - как сказал герой Евстигнеева в фильме «Берегись автомобиля» - не попробовать ли замахнуться на товарища нашего Шекспира. Словом, гениальная мысль овладела Анатолием Николаевичем, он собрал единомышленников - и появились «Поющие гитары».
Но сначала этого названия не существовало, а существовал только только-только сложившийся вокально-инструментальный ансамбль, который летом 1965 года уехал в пансионат на Черноморское побережье, в район поселка Лазаревское, и, наслаждаясь  отдыхом, одновременно репетировал программу.  Вернувшись в Ленинград, музыканты удачно прослушались в «Ленконцерт», и встал вопрос, как же их назвать: «Балтийский берег», «Балтийские чайки», «Невские берега», «Волна» - названий предлагалось много. В ироге получилось следующим образом. По воспоминаниям  Анатолия Николаевича и Жени Броневицкого, когда всё еще безымянный ансамбль принимали на работу в Ленконцерт, в какой-то момент кто-то спросил: «И где же эти, гитары, поющие?». Название было брошено в пространство – и его подхватили. Так худсовет «Ленконцерта» записал молодой ансамбль в реестр концертных организаций под именем «Поющие гитары».
Тут же, конечно, пришлось решить еще ряд вопросов. Ведь нельзя было просто взять и отпустить «Поющие гитары» на гастроли. Артисты были обязаны пройти тарификацию и получить ставки, а ансамбль - получить гастрольное удостоверение, чтобы иметь право выступать за вознгаграждение. Программа обязательно должна быть залитована и утверждена худсоветом, и не дай Бог спеть чего-нибудь лишнего. Правда, некоторые ансамбли на свой страх и риск в конце программы, на бис, всё-таки пели то, чего нет в программе. И если удавалось проскочить – если никто, скажем, из города Новосибирска не писал в концертную организацию письмо в духе «да что они себе позволяют, со сцены на английском петь, так что публика вскакивает с мест, просим прекратить безобразие» - считалось, что повезло.
Впрочем, даже если такие письма и приходили, все ВИА конца 60-х – начала 70-х  годов приносили гигантские прибыли концертным организациям, и поэтому художественное и общее руководство концертных организаций закрывало глаза, всё прощало - и вновь отправляли ансамбли на гастроли, чтобы те пополняли государственную копилку.
- Прибыльно ли было музыкантам работать в ВИА?
- Все ансамбли были тарифицированы Министерством культуры СССР – тогда его возглавляла Екатерина Алексеевна Фурцева, после нее был Петр Нилыч Демичев. У меня до сих пор хранится тарификационное удостоверение артиста – оно похоже на диплом об окончании университета – и в нем написано, что такой-то является артистом вокально-инструментального жанра, категория высшая, ставка 11 рублей. Это была самая высокая ставка в нашей среде; правда, потом ее почему-то снизили до червонца. За сольный концерт платили двойную ставку, 22 рубля. За минусом сборов и налогов - 13% подоходный, 6% налог на бездетность, комсомольские и профсоюзные взносы - оставалось порядка пятнадцати с чем-то рублей за концерт.
В целом оплата нашего труда происходила по классической схеме сдельщины, как например, на заводе: выпилил токарь сто деталей – получил сто рублей, выпилил триста деталей – получил триста рублей. Схожим образом было устроено и в нашем благородном деле, и потому при норме двадцать концертов в месяц мы давали по тридцать, сорок, пятьдесят, шестьдесят – на сколько сил хватало – потому что залы всегда битком и спрос превышал предложение. Ну и считаем - умножьте пятнадцать рублей на ежемесячное количество концертов. Получалась очень большая зарплата! В те времена сто двадцать рублей были огромнейшей зарплатой, столько получали кандидаты наук, начальники цехов; министры и директора заводов получали по четыреста. А ты выходишь с гитарой на сцену, поешь какие-то песни и получаешь вдвое больше министра… и тебе – двадцать пять лет!
Выступать на стадионе для многотысячной толпы для нас, молодых музыкантов, было привычным делом, нормой. Не в сиротливом сельском клубе – я никогда в таких аудиториях и не выступал, Бог миловал. Мы играли только в самых крупных городах, в столицах, на самых больших площадках, потому что на концерты приходило бешеное количество народу. Мы приезжали обычно в крупный город на неделю и давали по три, четыре, пять концертов в день. Иногда бывало и по семь – первый сольный концерт в десять утра. Помню, на Дальнем Востоке мы дали 118 концертов за 29 дней!
- Позволю себе спросить: на что уходили деньги?
- На то, чтобы выглядеть получше, а самое главное – на оборудование. На усилители и гитары мы тратили до 90% заработанного. Потому что нигде ничего не было в самом буквальном смысле слова.
- Раз вы брали пример с битлов, то, наверное, старались достать себе такие же инструменты, как у них? Кстати, на каких гитарах тогда играли The Beatles?
- В начале карьеры Маккартни играл на Hofner Violin Bass – сейчас  я с вами разговариваю, а передо мной находится точно такая же гитара; я играл на точно такой же гитаре, как у Маккартни. Джордж некоторые песни играл на Gretsch Duo Jet, некоторые на Epiphone, и иногда, избранные произведения – на 12-струнном Rikkenbakker, позже для соло пользовался Fender Rocky Stratocaster. А Леннон играл на Epiphone, плюс у него был специальный Rikkenbakker черного цвета с укороченной мензурой. Потом они экспериментировали с другими инструментами, но начиналось все с этого.
А мы… мы начинали играть на самодельных гитарах. Самая-самая первая гитара, которую мы приобрели за шесть пятьдесят в магазине «Мелодия», была акустическая, сделанная на фабрике имени Луначарского, и на нее мы ставили звукосниматель за девять рублей. На нее мы также пробовали ставить другие струны. Рядом с моим домом на Васильевском острове располагалась общегородская свалка, на которую  свозили всякие промышленные отходы со всех заводов Ленинграда, и фабрика «Красный Октябрь» везла туда некондиционные рояли и пианино, а завод Козицкого – некондиционные телевизоры. Втайне от дежурных, которые там ходили, под покровом ночи мы плоскогубцами откусили от рояля басовые струны и попытались ставить их на гитару за шесть пятьдесят. Гитара сломалась пополам. Мы шли в магазин, покупали следующие гитары, снова пробовали ставить струны - и гитары ломались вновь. После ряда таких вот экспериментов мы поняли, что тут существует какой-то подвох, и действительно, опытные люди дали нам пару хороших советов. Так, на вопрос «Где взять струны» - а бас-гитарных струн в Советском Союзе тогда не бывало в принципе –  старшие товарищи научили нас приобрести в магазине «Мелодия» набор струн для русского народного оркестра. Набор представлял собой объемистый полиэтиленовый пакет, в котором среди прочего имелись три струны для контрабасовой балалайки. А так как для бас-гитары требуется четыре струны, этих пакетов пришлось купить две штуки, зато мы стали счастливыми обладателями сразу шести басовых струн! Таким образом, с бас-балалаечными струнами на гитаре за шесть пятьдесят родилась первая в Союзе бас-гитара. Мы ее включали в усилители «Украина», которые имелись в каждой школе при киноустановках.   
Став постарше, я сделал гитару полностью сам, выпилив корпус из дерева. Это был 1968 год, я учился в политехническом институте – по образованию-то я инженер с энергомашиностроительным факультетом. Тут позволю себе отвлечься буквально на пару слов. Практически все музыканты Советского Союза – 99 процентов – не имеет высшего музыкального образования. Это всё – технари, закончившие все что угодно кроме музыкальных вузов, потому что попросту не было институтов, которые могли бы научить нас игре на электрогитаре. Ну не было такого в шестидесятые годы! Всё, чего мы добивались – появлялось только благодаря фантастической увлеченности, какому-то сумасшествию. Так, играли мы благодаря тому что были пластинки и мы занимались фанатично, в любую свободную минуту и по три-пять часов в день, и пассажи давались нам ценой протертых штанов и сбитых в кровь пальцев…    Мы ходили в гости к счастливым обладателям магнитофонов и переписывали пленки. Мы ходили к фарцовщикам – когда появились первые пластинки, появись и специальные люди, которые их продавали - и мы у них покупали «фирму» по двадцать, тридцать рублей за пластинку, и заслушивали до дыр… Словом, самым честным и главным учителем тогда был магнитофон, который тебя никогда не ругал и был готов повторять «как правильно» несчетное количество раз.
Через армию – к «звездам»
- Как складывалась ваша музыкальная биография до «Поющих гитар»?
- После окончания я, естественно, должен был служить в армии. Но в шестьдесят девятом году, будучи студентом, я играл на танцах в ВИА «Лира», который, без хвастовства, был одним из лучших ансамблей Ленинграда: нас было пять теноров, и мы очень прилично пели. Мы играли во Дворце культуры имени Молотова – было такое очень популярное место, называлось «Молоток». По выходным там собиралось огромное количество молодежи, и мы для них играли и свои песни, и всякие популярные, в том числе битловские, тем более что «Битлз» к тому времени успели выпустить все свои альбомы, так что у нас в репертуаре были вещи и из «Белого альбома», и из Abbey Road, что, в общем было нормой: как только выходила новая пластинка, через месяц-другой вещи оттуда играли все ансамбли Ленинграда, а на месяц-два попозже это подхватывалось и в других городах страны.  Вся молодежь, которая была неравнодушна к этой музыке, с превеликим энтузиазмом находила, разучивала и исполняла эти песни.
В «Лиру» меня взяли на место бас-гитариста, которого забрали в армию; он попал в Ансамбль песни и пляски Ленинградского военного округа. И именно он предложил «Лире» в полном составе прослушаться в Ансамбль песни и пляски, «потому что через год-два и вам придет повестка, и чем черт не шутит…».  Этот совет показался нам очень разумным. Мы подготовили хорошую концертную программу на полтора часа, взяли автобус, приехали со своей аппаратурой и в актовом зале этого Ансамбля песни и пляски для всех дали большущий сольный концерт. Художественный руководитель Ансамбля, Николай Иванович Кунаев, как человек другого поколения модной музыки еще не слышал и вообще был воспитан на совершенно других песнях. Он посмотрел на нас ошалевшими глазами и сказал, обращаясь к начальнику Ансамбля, полковнику Леонову: «Виктор Ефимович, эти мальчики мне нужны!». Практически это означало следующее: когда встал вопрос о службе в армии, я прибежал в Ансамбль и сказал, что меня забирают. «Вовочка, - сказал Кунаев, - не волнуйся». При мне он набрал Генеральный штаб на Дворцовой площади и приказал прислать приказ о моем перенаправлении в Ансамбль песни и пляски. Таким образом, когда ко мне пришла повестка, я спокойно прибыл в военкомат, получил командировочное предписание и прибыл с ним в Ансамбль, где пел в хоре… и продолжал играть в ансамбле «Лира». Это был семьдесят первый год, и мы стали первым ансамблем Советского Союза, который выступал в военной форме.
Демобилизовавшись, я не уже не задавался вопросом, чем заниматься дальше. Музыкой, и ничем больше!
Вскоре меня пригласили в московский ансамбль «Добры молодцы», работавший под крылом Госконцерта. В составе «Молодцев» тогда играл Сева Новгородцев, был солистом Юра Антонов, а вообще получилось забавно: столичные «Молодцы» по большей части состояли из ленинградцев, которых было девятеро плюс двое или трое москвичей.  Год с чем-то я поиграл там. Потом вдруг, поздней осенью 1974-го поступило неожиданное предложение…
Тут необходимо пояснить, что во время службы в армии и далее я иногда сотрудничал  с экспериментальным ансамблем при Союзе композиторов. Он так и назывался, «Экспериментальный ансамбль Союза композиторов СССР». На этом ансамбле проверяли свои творения молодые ленинградские композиторы Валерий Арзуманов и Александр Журбин, окончившие теоретико-композиторский факультет Ленинградской консерватории. Да-да, это началось задолго до «Поющих гитар»: мы дружили, они нам показывали свои произведения, какие-то из них мы даже исполняли. И когда встал вопрос о постановке журбинской рок-оперы «Орфей и Эвридика» силами «Поющих гитар», Журбин предложил Анатолию Николаевичу троих из нас – «хороших ребяток, которые легко читают ноты, очень прилично играют на гитарах и могут справиться с постановкой». И предложил Анатолию Николаевичу нас прослушать. Я прекрасно помню это тридцатое декабря и это прослушивание, проходившее во дворце культуры имени Горького, на базе ансамбля «Поющие гитары». Мы приехали втроем: я на бас-гитаре, соло-гитарист Семен Шнейдер  и Валерий Бровко с ритм-гитарой. «Поющие гитары» были на сцене в полном составе, внимательно слушали нас, смотрели со всех сторон, и Анатолий Николаевич принял решение, что мы им подходим. Так мы стали полноправными участниками первого в Союзе ВИА.
Первые полгода 1975 года мы одновременно репетировали  оперу «Орфей и Эвридика» и входили в репертуар – разучивали концертную программу и ездили на гастроли уже с «Поющими гитарами». В конце июня состоялось генеральное прослушивание, а 24, 25 и 26 июля была премьера первой советской рок-оперы «Орфей и Эвридика» в оперной студии Ленинградской консерватории. Это – знаменитый исторический факт! С тех пор я отработал ровно 900 спектаклей «Орфея и Эвридики» - играл на бас-гитаре и пел. И грех жаловаться: оперу принимали так, что годы, проведенные с ней, были, пожалуй, самыми лучшими в моей творческой биографии.
Приходилось наступать на горло песне?
- Известно, что бешеный успех «Поющим гитарам» принесли их, как сейчас говорится, кавер-версии иностранных хитов. А много ли у них было «своих» песен?
- У «Поющих гитар» был великолепный «свой» репертуар. Я уже говорил, что  услышал их первый раз в 1967 году, и, конечно, была мысль: «Вот бы поиграть в таком составе!».  Впрочем, уверен, что во время концертов все молодые гитаристы, сидящие в зале, точно так же как и я, горящими глазами смотрели на сцену и мечтали о одном и том же — играть с «Поющими гитарами».
В те годы «Поющие гитары» называли «советским битлами»: какая-то газета именно этими словами написала о них. Тем более что на это были реальные причины: сочетание голосов Жени Броневицкого и Саши Федорова плюс ансамблевое многоголосие здорово напоминало звучание битлов. Ни один ансамбль Советского Союза не обладал такой манерой исполнения; кстати, особым вокальным обаянием «Поющие гитары» славятся до сих пор, оправдывая свое название.
- Наверное, в те времена группы, подобные  «Поющим гитарам», можно было пересчитать по пальцам одной руки?
- Нет-нет, тут вы неправы. Ансамблей было полно! Так, в каждой из пятнадцати союзных республик были свои очень хорошие ансамбли, например, молдавский «Норок». Далее начали появляться ВИА в Москве: «Голубые гитары» Игоря Гранова, «Веселые ребята» Павла Слободкина, «Поющие сердца» Вити Лихштейна. Потом образовался, как говорится, придворный ансамбль — в хорошем смысле этого слова - «Самоцветы» Юры Маликова.  В Узбекистане один за одним организовывались прекрасные ансамбли, в Беларуси появились «Песняры» - в 1969 году они выиграли всесоюзный конкурс артистов эстрады. «Ариэль» появился в Челябинске, «Лейся, песня», - это уже семидесятые, - многочисленные балтийские ансамбли... Кого там только не было! И, всё это, между прочим - профессиональные музыкальные ансамбли, музыканты которых имели трудовые книжки и ездили на гастроли, а им шили костюмы за государственный счет. А ведь помимо этого существовали десятки и сотни ансамблей — слово «группа» тогда нельзя было употреблять, что еще за «группа»? Я уж не говорю про слово «рок»! - имевших условно-самодеятельный статус. Они состояли из людей, которые где-то учились или работали, а по выходным собирались в каком-нибудь Доме культуры, репетировали и иногда, три-четыре, максимум десять раз в год где-то выступали. Таких ансамблей было полно в каждом крупном городе, и некоторые из них очень хорошо играли. В определенном смысле им можно было позавидовать: над ними не довлел худсовет, не было репертуарной обязаловки. В этом отношении они были гораздо свободнее нас, и потому смело играли все новые англоязычные песни — и Smoke On The Water, и I Can`t Get No Satisfaction, и прочие, а так как у них был любительский статус, то наказывать их было не за что. В этом отношении «официальный» ансамбль с залитованной программой был ограничен рамками. И тем не менее даже мы ансамбли в силу своей безумной популярности и невероятной прибыльности порой  позволяли себе кое-что. Например, на концерте играли залитованную программу, а перед тем, во время проверки и настройки аппаратуры, оттягивались по полной. «Чикаго», Blood, Sweat & Tears, “Холлисов», «Кингкримсонов» - чего там только не звучало! Но едва открывался занавес — пластинка резко менялась на, скажем, какое-нибудь «Не надо печалиться, вся жизнь впереди...». Это считалось особым шиком, прийти на саундчек и виртуозно, запросто выдать какое-нибудь особенно заковыристое западное произведение, а на концерте спеть что-то простенькое вроде «Выбери меня, выбери меня».
А еще в течение всех семидесятых годов, в эпоху ВИА, все ансамбли были обязаны исполнять исключительно песни советских композиторов, причем еще и членов Союза композиторов. То есть если ты не имеешь официального композиторского образования и не состоишь в Союзе, твои песни не имеют права звучать со сцены.  Даже Юрий Антонов, который сейчас «наше всё», написавший сотни потрясающих песен, но не имевший профессионального композиторского образования, долго проходил под рубрикой «автор-исполнитель». Ну вот не состоял человек в Союзе композиторов! Поэтому ему и пластинки не разрешали записывать до 1979 года, и в «Поющих гитарах» он пел всего-то буквально пару-тройку своих песен. Потому что была квота: на каждом концерте можно было исполнить две-три, максимум четыре песни, написанные участниками коллектива. Сейчас, к счастью, можно петь все что хочешь, где и как хочешь, и кто написал песню, композитор или инженер, никого не интересует.
Полвека на сцене – это здорово!
- Наверное, у вас были фанаты… и фанатки. Как это выглядело полвека назад?
- Выглядело это очень просто.  На гастролях часто бывало, что по часу, по полтора мы не могли выйти из Дворца спорта: многотысячная толпа стояла у служебного входа, и все хотели на нас посмотреть. Пока ты со всеми не сфотографируешься, не дашь автограф — не выпустят, не дадут доехать до гостиницы. Никаких охран, как сейчас, не было:  все было тихо, мирно, как-то по-дружески и очень весело. Девчонки приходили, вручали цветы, подарки какие-то, в том числе на сцене во время концерта и никогда — никогда! - не был такого, чтобы хоть один охранник где-то неподалеку был и, не приведи Господи, кого-то отпихнул. Любой зритель в любой момент концерта мог спокойно подняться на сцену и подарить любой подарок артисту, который ему симпатичен. Атмосфера в зале была совершенно другая, и то время я вспоминаю с большой благодарностью. И фанатки были, и летали вслед за нами в разные города на концерты, так что частенько выходишь на сцену — а перед тобой те же лица: «Ой, мы не можем без вас. Вы нам так нравитесь, так нравитесь!».
- Чувствуете ли вы себя «легендой», которую вдруг стали окружать «иконы битлов, ладан-гашиш»?
- Я не понимаю, что это такое - «чувствовать себя легендой». Вирус легендарности как-то меня не поразил; может, это еще произойдет в будущем? Могу сказать так: я на сцене уже полвека — и это здорово!
- Может, вас в трамвае узнают?
- Нет-нет, увольте! Это по молодости было приятно: идешь ты, скажем, по сочинской набережной, а  к тебе подбегают за автографом: «Ой, мы вчера были на вашем концерте! Ой, мы вас узнали! Ой, как было здорово, спасибо вам огромное...». Сейчас мы находимся в том элегантном возрасте, когда лучше незаметно, в темных очках, чтобы вообще никто не узнавал. Так спокойнее. На концертах — да, люди подходят, благодарят, просят дать автограф, и в их глазах читается, что они знаю тебя многие десятилетия, помнят и уважают. Это солидно, это достойно...  и в этом есть нечто очень трогательное.
- Принимаете ли вы какое-либо участие в деятельности Музея русского рока? Несколько лет назад по городам российским пропутешествовал Владимир Рекшан, неся весть о музее и собирая экспонаты…
- Мы с Володей познакомились в шестьдесят девятом году. Он был лидером молодежного любительского ансамбля «Санкт-Петербург», где играл на гитаре и сочинял песни, и одновременно являлся хорошим, серьезным спортсменом, чуть ли не мастером спорта по прыжкам в высоту. Сейчас он сделал Музей «Реалии русского рока» на Пушкинской 10. Там очень хорошая экспозиция, очень хорошая атмосфера, и к Рекшану часто приезжают музыканты — поболтать, повспоминать и посмотреть на реликвии. Там куча интереснейших вещей, и все пропитано духом Советского Союза времен шестидесятых-семидесятых. Иногда туда и молодежь заходит: интересуются, задают вопросы, а Вовка ведь очень хороший рассказчик, наделенный даром повествования, так что всем очень нравится слушать его истории о создании Музея, о ленинградском рок-клубе и о многом другом.
От станции «Разлука» до станции «Любовь»
- В биографии «Поющих гитар» был большой перерыв. Как и почему произошло воссоединение коллектива?
- Всё произошло очень просто. Появился молодой человек Антон Гарнов, студент, которому нравились «Поющие гитары», горящий идеей собрать коллектив и концертом отметить его тридцатилетие. Он нашел все контакты, связался с возглавившем ансамбль Гришей Клеймицем. И вот в девяносто седьмом году - кстати в апреле годовщина — собрали всех музыкантов «Поющих гитар» за все прошедшие годы, порепетировали и сделали юбилей. Приглашены были все: Эдуард Хиль, Людмила Сенчина, все ленконцертовские люди — зал битком, и это было очень эмоционально, по-доброму, все друг по другу соскучились, ну а «Поющие гитары» исполнили то, что играли в шестидесятые-семидесятые — с прежним задором и энтузиазмом. Это было очень трогательно. И, видимо из-за того, что концерт получился настолько ярким, эмоциональным, убедительным и красивым, у зрителей возникло предложение «А не продолжить ли вам?» относительно «Поющих гитар». Ансамбль «Поющие гитары», почесав затылок, с этим предложением согласился. И вот уже 22 года, как мы с тех пор не можем остановиться.  
- В музыкальной истории существует ряд великих коллективов, которым по многу лет и в составе которых по естественным причинам сохранилось ни одного участника из первого состава. Рок и эстрада как раз сейчас подходят к этому рубежу, когда – дай им Бог здоровья – легендарные музыканты начинают уходить со сцены. Как по вашему, что «правильнее» – когда десятилетие за десятилетием слушателей радуют вечно молодые «Песняры» и «Самоцветы», или когда Led Zeppelin, сделав пару попыток замены состава, ушел под воду  с поднятым флагом?      
- Ансамбль «Поющие гитары» доказал свою жизнеспособность именно как творческая единица. Молодежи двадцать первого века мы, конечно, не слишком интересны: у них другие вкусы и музыкальные предпочтения. А вот более возрастным слушателям приятно прикоснуться к воспоминаниям, и в этом отношении для них «Поющий гитары» - живительный глоток воздуха. На наших концертах такие слушатели плачут, вместе с нашими песнями возвращаясь в свою молодость. И то, что послушать нас приходят взрослые люди — это нормально, но они порой и внуков-тинейджеров прихватывают… которые стоят, широко открыв глаза и благоговейно слушая концерт — потому что он честный, без «фанеры», на огромной эмоциональной отдаче, и невозможно не оценить то, что происходит на сцене.


- Есть ли у вас новые песни?
- Конечно, есть. Мы не стоим на месте. Но я не открою секрета, сказав, что слушатели особенно сильно реагируют на классику, и не играть ее мы не можем. Это как Пол Маккартни до сих пор, заканчивая концерт, поет Yesterday. Иначе его просто не поймут. Хотя и у него есть новые песни.  Так и мы - стараемся исполнять классику и новые песни в соотношении пятьдесят на пятьдесят.
- Пола Маккартни не поймут, если он не исполнит Yesterday. Без чего зритель  «не поймет» вас?
-  «Синий иней», «»Сумерки» и «Для меня нет тебя прекрасней». «Воскресенье — радостный день», Если  выйдешь  ты мне навстречу», «Люди встречаются», «Песенка велосипедистов»... Без этих песен, считай, весь концерт насмарку.

Мария Федотова.

На фото: 1. Владимир Васильев, Ирина Понаровская, Алексей Голубев, Евгений Броневицкий, Альберт Асадуллин, директор ансамбля Алла Юрьевна, Семен Шнейдер, Александр Федоров, Анатолий Васильев.
                                    2. Владимир Васильев - как все начиналось...
                                    3. Владимир Васильев.

Справка «НН»
Первый в СССР вокально-инструментальный ансамбль    «Поющие гитары» был создан в Ленинграде в 1966 году гитаристом эстрадного ансамбля «Дружба» Анатолием Васильевым.  До 1975 года музыканты записали десятки хитов, составивших золотой фонд отечественной эстрады.
С 1975 года, активно участвуя в постановке первой советской рок-оперы «Орфей  и  Эвридика», «Поющие  гитары» занялись постановкой рок-опер, перестали быть ВИА и в итоге влились во вновь образовавшийся театр «Рок-опера».
В  1997  году по инициативе  Антона  Гарнова «Поющие гитары»  воссоединились и на волне успеха возобновили концертную и студийную работу.
За  полувековую историю существования через ансамбль прошло более сорока  музыкантов, в  том числе Ирина Понаровская, Юрий Антонов, Альберт Асадулин, Александар Розенбаум...
Сегодня  в  составе  коллектива - первый  участник и основоположник    ВИА Евгений    Броневицкий (с 1966 г., вокал,  бас-гитара), Василий    Борисов  (с  1969 г., вокал,  гитара), Владимир    Васильев (с  1974 г., вокал, гитара,  клавишные),  Валерий    Кочегуро  (с  2003 г., вокал,  гитара), Милена    Вавилова  (с  2004 г., вокал).

 
По теме
Вечер "Гитара по кругу" прошел в Дзержинске - Дзержинск.рф В МК «Спутник» в Дзержинске прошел молодежный вечер «Гитара по кругу» . Варт-студии «Стандарт» МК «Спутник» состоялся музыкально-поэтический вечер «Гитара по кругу»,
26.04.2019
Губернатор Нижегородской области Глеб Никитин направил поздравление с российским Днем молодежи, который отмечается в этом году 27 июня.
27.06.2019
 
27.06.2019 Вечер памяти, посвященный 105-летию драматурга Теодора Лондона, состоялся в Дзержинске.
27.06.2019
Шаблон для админа. - Дзержинские ведомости 27.06.2019 Большинство молодых дзержинцев уже не знают имени Александра Сизова.
27.06.2019
 
Возрастное ограничение: 6+ Концерт Нижегородского международного молодежного симфонического оркестра состоится в Кремлевском концертном зале 27 июня в 18:00, сообщили в региональном министерстве культуры.
26.06.2019
 
НИА "Нижний Новгород" - Светлана Звонкова Совет по земельным и имущественным отношениям при правительстве Нижегородской области выступил против строительства спортивной базы на участке площадью 27, 2 кв.м.
26.06.2019
Возрастное ограничение: 6+ Организаторы показали, как готовится площадка на территории исторического комплекса пакгаузов для проведения международного фестиваля искусств «Стрелка», который пройдет 28 и 30 июня.
26.06.2019
 
You are viewing the image with filename 1zaBIOBpJRU.jpg - Музейный историко-художественный комплекс 23 июня в музее "Дом Плотникова" прошел мастер-класс по изготовлению обережной куклы Благополучница.
26.06.2019
Возрастное ограничение: 18+ Кинотеатры «Орленок», «Буревестник», «Зарница» и «Смена» примут участие в кинопоказах III Фестиваля нового российского кино «Горький fest»,
26.06.2019
 
Оперная «Стрелка»: какие классические произведения исполнят под сводами пакгаузов - vGorodeN.Ru С 28 по 30 июня Нижний Новгород станет столицей культурной России. На стрелке — в месте слияния Оки и Волги, под столетними ажурными конструкциями пакгаузов пройдут сразу два мероприятия федерального уровня:
26.06.2019
 
День молодежи пройдет в Сарове 29 июня - Саров24 Департамент по делам молодежи и спорта напоминает, что 29 июня на стадионе « Икар » пройдет серия массовых мероприятий, приуроченных ко Дню молодежи.
26.06.2019
saytivpsk9cke9y - Законодательное Собрание 25 июня в музыкальной школе имени Скрябина в Дзержинске при поддержке депутата Законодательного Собрания Владислава Сивого было организовано выступление Международного молодежного симфонического оркестра.
26.06.2019
 
 
IMG_20190619_150202 - МЧС Нижегородской области Пожар в личном жилом доме в Кулебаках едва не закончился трагедией, если бы не подоспевший вовремя на помощь сосед.
27.06.2019 МЧС Нижегородской области
Семилетний мальчик не смог самостоятельно выбраться из горящего дома Фото с места происшествия © / ГУ МЧС по Нижегородской области Житель города Кулебаки Сергей Тарасов спас семилетнего мальчика Артема при пожаре в
27.06.2019 АиФ Н.Новгород
Мать ребенка полностью признала свою вину pixabay.com Завершено расследование уголовного дела в отношении 42-летней женщины, обвиняемой в попытке продать своего ребенка, сообщает СУ СК РФ по Нижегородской области.
26.06.2019 АиФ Н.Новгород
Наталья Ильина поступила в следственный изолятор с рядом тяжелых заболеваний pixabay.com 61-летняя мать десятерых детей Наталья Ильина скончалась в СИЗО-1 Нижнего Новгорода, сообщает «Московский комсомолец» .
26.06.2019 АиФ Н.Новгород
Шаблон для админа. - Дзержинские ведомости 27.06.2019 Большинство молодых дзержинцев уже не знают имени Александра Сизова.
27.06.2019 Дзержинские ведомости
saytivpsk9cke9y - Законодательное Собрание 25 июня в музыкальной школе имени Скрябина в Дзержинске при поддержке депутата Законодательного Собрания Владислава Сивого было организовано выступление Международного молодежного симфонического оркестра.
26.06.2019 Законодательное Собрание
25 июня 2019 года организаторы показали, как готовится площадка на Стрелке для проведения церемонии вручения наиболее авторитетной российской награды в области современного искусства – федеральной премии «Инновация».
25.06.2019 Нижегородские новости
Красочный фестиваль «Над Россией солнце светит» прошел в селе Лопатине в середине июня.
25.06.2019 Газета Лукояновская правда
В Нижнем Новгороде разыграют поездку на футбольный уик-энд в Питер - vGorodeN.Ru В рамках большого фестиваля футбола, который пройдет в Нижнем Новгороде 6 июля на площадке «Спорт Порт», состоится суперконкурс — его участникам предстоит пройти полосу препятствий с наполненным водой мячом.
26.06.2019 vGorodeN.Ru
Футбол 12 июня на школьном стадионе в р.п. Берёзовка (Арзамасский район) первомайские футболисты 2006-2007 провели две встречи в рамках Первенства южных районов Нижегородской области по футболу.
25.06.2019 Газета Районный вестник
Сравнительно недавно появилась в Ясенцах детская футбольная команда «Спарта», но уже добилась серьёзных успехов.
26.06.2019 Газета Павловский металлист
Нижний Новгород. 27 июня. НТА-Приволжье – Депутат Госдумы РФ, секретарь НРО партии "Единая Россия" Денис Москвин поздравляет нижегородцев с Днем молодежи.
27.06.2019 НТА-Приволжье
Заместитель главы администрации Дзержинска Денис Дергунов совершил  контрольный объезд по теплотрассам и теплопроводам, с целью проверки теплоснабжения и горячего водоснабжения города.
27.06.2019 Дзержинск.рф
На дорогах Нижегородской области 25 июня 2019 года сотрудниками Госавтоинспекции зафиксировано 5 ДТП, в которых 17 участников дорожного движения получили ранения различной степени тяжести.
26.06.2019 ГИБДД